«Ожившая пьеса императрицы»

Готическая тема выставки «Ожившая пьеса императрицы» в Государственном музее-заповеднике «Царицыно» возникла неожиданно, хотя, казалось бы, лежала на поверхности. Речь идет о параллелях между готической архитектурой усадьбы «Царицыно» XVIII века, шедевра Василия Баженова, и литературными вкусами ее заказчицы Екатерины II, автора незаконченной пьесы «Чесменский дворец», тоже с готическим сюжетом (сторож дворца обнаруживает, что развешенные по стенам портреты ночью оживают и ведут разговоры на разные темы, точь-в-точь как в современных соцсетях).

6

Куратор выставки Сергей Хачатуров решил оживить пьесу с помощью современных медиа, выстроив в четырех залах масштабный аудиовизуальный перформанс. В первых двух посетители знакомятся с «историей вопроса» и с первоисточником — оригинальным изданием «Чесменского дворца». Дальше пьесу интерпретируют уже наши современники: Алексей Политов и Марина Белова — рельефными портретами государей — героев пьесы, а Евгения Буравлева и Егор Плотников — театром-инсталляцией. Все это, естественно, выдержано в готическом духе. К выставке режиссер Юлия Овчинникова сняла еще и фильм по мотивам пьесы, где Филипп Авдеев, актер «Гоголь-центра», читает в лицах ее текст.

С 26 ноября по 19 марта в Малом Дворце,Царицыно

The ArtNewspaper

Реклама

Работа Алексея Политова и Марины Беловой в журнале AD

В специальном выпуске журнала AD «100 лучших архитекторов и дизайнеров России» — работа Марины Беловой и Алексея Политова «Деревце жизни».
Авторы проекта: Алена Нагаева и Елена Минчева из LABuro.

Работы представлены Крокин галереей

Это слайд-шоу требует JavaScript.

 

4
Выставка «Игрушка», 2015-2016 г.

Тень-начало живописи как таковой (живопись возникла тогда, говорит Плиний Старший в «Естественной истории», когда впервые обвели линиями человеческую тень). Тень — исток изображения и чудотворная сила души (деяния святого апостола Петра, исцелявшего больных своей тенью). Тень — крах иллюзии обладания истиной искусства и утешения подлинностью лишь субъективного взгляда художника. Для самого Рембрандта тень — лоно света.

Сергей Хачатуров 

«Выйти из тени» 2008 г.

Увлеченные экспериментами с театром теней в изобразительном искусстве Алексей Политов и Марина Белова представляют проект о новой миссии тени в эпоху фотографии. В классический период тень выполняла функцию прежде всего подражательную, миметическую. Помним же мы рассказанный Плинием миф о начале живописи, когда она «являла собой обведенную линиями тень человека». У особо отважных художников (Рембрандта) тень могла становиться лоном субстанции света. У иных романтиков –угрожать побегом на свободу от тирании хозяина. Никогда при этом в эпоху картины тень не была изначальным замещением художника как такового, не была его автопортретом.

Такое случилось в двадцатом веке в радикальной абстракции фотографического (кинематографического) иллюзионизма. Из воспоминаний отцов кинематографа известно, что первые посетители кинотеатров были шокированы не схожестью движущихся картинок с реальной жизнью, а как раз невмещаемостью экранного повествования в повседневный жизненный опыт. «Нет ничего субъективнее объектива», – писал Бела Балаш. Проекционная техника позволила окончательно освободить заэкранное пространство от необходимости копировать пространство реальное. По справедливому суждению исследователя Виктора Стоикиты, именно в фотографии и в кино тень стала совмещать две функции, отражения и проекции, в персоне самого автора, будучи причастной ему физически (профильная проекция). Заэкранное пространство наделяется особой «трансгрессивной» энергией, и тень в нем исполняет обязанности Творца, Демиурга.

В оживших картинках художники Политов и Белова в прямом смысле выходят из тени как из некоего образного архетипа (уместно вспомнить и о ставшей таким же архетипом метафорической «шинели Гоголя», из которой вышла новая российская литература). Причудливый парад-алле творимых ими движущихся картинок становится «теневой презентацией» визуальной культуры XX столетия, от смелых диагоналей Родченко до неоклассических «девушек с веслом» и травестийных имиджей поп-арта.

Сергей Хачатуров
Проект был представлен музеем «Московский Дом фотографии» в рамках «Фотобиеннале 2008»

Выставка «Игрушка»

12376057_970226056377114_7708467777985906285_n

C 17. 12. 15  по  10. 01. 16 в Крокин галерее открыта групповая выставка «Игрушка». 

Ю. Аввакумов, К. Александров, Т. Баданина, К. Батынков, А. Бильжо, А. Джикия, А. Дьяков, Пл. Инфантэ, С. & Т. Костриковы, А. Константинов, Д.Кротова, С. Кужавский, Р. Минаев, А. Насонов, А. Панкин, А. Политов & М. Белова, А. Пономарёв, К. Рубцов, Е. Семёнов, В. Ситников, А. Филиппов, ФенСо (А. Смирнский, В. Смирнов), Д. Цветков, К. Чёлушкин, С. Шутов

Вход по предварительной записи: 8.964.564.03.03

КЛИМЕНТОВСКИЙ ПЕРЕУЛОК, 9 (М. ТРЕТЬЯКОВСКАЯ, М. НОВОКУЗНЕЦКАЯ)

www.krokingallery.com

Новое издание книги «Заведомый Шедевр»

12032199_946518695414517_4128709954610882614_n

В ноябре 2015 года Крокин галерея выпустила новое, дополненное издание книги «Заведомый шедевр», с еще большим количеством интервью с современными художниками.

В данном издании опубликованы более 30 интервью, взятые у художников прямо перед их выставками в Крокин галерее, в том числе и у Алексея Политова и Марины Беловой перед их проектом «Черепки» в 2014 году.
image-17-11-15-12-30
Тираж книги составляет всего 500 экземпляров!
Вы можете найти это издание в КРОКИН ГАЛЕРЕЕ или на сайте издательства TATLIN.
Новое издание: http://tatlin.ru/store/374
Предыдущее издание: http://tatlin.ru/store/284

0

Дуэт Политов — Белова — единственный, способный одухотворить позабытую нынче стихию площадной, карнавальной вольницы с помощью внятных, пластически сильных монументальных образов.

В работе «Дамы с камеями» Политов и Белова перенимают стратегию бригад авангардных художников, эпатировавших города и их жителей агитпоездами, транспарантами, гигантскими скульптурами, костюмированными парадами. Вырезанные из фанеры дамские ножки в кружевных чулочках стилизованы под картинки в сатирическом журнале. И их бесстыжее шествие по залам Айдан-галереи можно было сравнить с пропагандистскими антибуржуазными объемными карикатурами агитпоездов.

Так убедительно современные художники обращаются к эстетике самого радикального авангардного искусства первых лет Октября и при этом видят его сквозь современную оптику. Совсем новые по времени работы «Последняя электричка», «Сила и грация» остроумно обыгрывают тему столкновения хрупкого артистического мира с косной неумолимой энергией жизни как таковой.

Точные пластические пантомимы в одном случае представляют вдохновенно рисующего мчащийся поезд художника, забывшего о том, что сам он стоит на встречном пути, в другом — эротический марафон грациозной балерины и догоняющего ее брутального атлета. Мало кому удается сегодня убедительно реабилитировать дискредитировавшее себя совсем уж было понятие «пластическая интрига»!

Сергей Хачатуров

http://www.kandinsky-prize.ru/aleksej-politov-i-marina-belova-2/